Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Кто и как забальзамировал Ленина

Надежда Крупская умоляла Политбюро захоронить тело Владимира Ильича, но ее никто не слушал. Она одно за другим писала письма ЦК, в надежде, что ее супруг, больше всего в жизни боявшийся нарочитой помпезности, все же будет похоронен. Но тянулись дни, а Ленин оставался не преданным земле, и тысячи людей со всего советского союза съезжались поглазеть на своего Вождя.

Кому же был нужен мертвый Ленин? Разумеется, политикам. А именно — Сталину. Не слишком приметный, занимавший должность генерального секретаря, Сталин очень быстро понял, что смерть Ленина — шанс, который даётся раз в жизни.

Его общение с народом, пламенные траурные речи — все это играло на руку. Вокруг Сталина собиралось все больше сторонников, в то время, как Лев Троцкий, главный конкурент, замешкавшись на лечении, не явился вовремя к похоронам и остался в тени.

Десятки тысяч людей со всей страны съезжались в Москву, что бы своими глазами увидеть человека, на которого чуть ли не молились. Не только дети и женщины, взрослые мужики рыдали у гроба, где покоился их кумир.

А рядом был Сталин, поддерживал, наставлял мудрым словом — набирал баллы.

Тело Ленина было принципиально важно сохранить как можно дольше. Если в первые дни после смерти Владимира Ильича холодная погода и проведённые над телом манипуляции по временному бальзамированию позволяли не беспокоиться о естественных процессах разложения, то уже через пару недель вопрос встал более остро. Требовалось срочно что то предпринимать.

Сталин стал выслушивать идеи. Леонид Красин, видный деятель большевистской партии, предлагал заморозить тело Ленина, положив его в саркофаг из двойного стекла. Начали строительство огромной морозильной установки. Время поджимало — температура воздуха поднималась.

Но неожиданно был получен приказ остановить все работы. Никому не известный химик Борис Збарский предложил своё решение проблемы, заинтересовавшее Сталина.

На самом деле Збарский был знакомым Красина, и услышав о решении заморозить тело вождя, заявил, что разложения не избежать даже при низких температурах. У химика появился свой план, который он и предложил на рассмотрение соответствующей комиссии. Идею одобрили, однако Збарскому требовался напарник.

Сам он желал заполучить в качестве коллеги видного анатома из Харьковского университета — Владимира Воробьева, но тот не спешил принимать участия в авантюре. И все же его вызвали в Москву — деваться было некуда.

Работа началась. Но не так легко, как рассчитывал Збарский. Осмотр тела показал, что уже начались естественные процессы разложения. На лбу появились чёрные пятна, глазницы впали.

Воробьев стал открещиваться от участия в проекте, он не верил в успех предприятия, а выглядеть посмешищем в ученой среде ему не хотелось. Кроме того, в голове крутился вполне естественный страх последствий неудачи.

Но все же Збарский смог уговорить Воробьева. На заседании комиссии Збарский рассказал свой план. Он предлагал удалить из тела Ленина все органы, прочистить сосуды, высушить и залить спирты. Должна была остаться одна оболочка.

Несмотря на многочисленные сомнения Дзержинский оценил уверенность Звербского, скрывшего страхи Воробьева.

Харьковскому ученому пришлось собрать команду из доверенных опытных лиц, и приступать к работе.

Тело Ленина было пропитано формалином, а темные пятна на лице обесцвечены перекисью водорода. Далее тело на протяжении четырёх месяцев пропитывалось глицерином и ацетатом калия.

Не будем вдаваться в подробности бальзамирования. Процесс этот выглядел весьма отвратительно и состоял из неприятнейших процедур. Сам Збарский не раз пытался отойти от работы и заняться исключительно переговорами и бумагами. Однако Воробьев, участвовавший во всей этой вакханалии против собственной воли, с криками возвращал учёного к работе.

Наконец то работа была окончена и Збарски сообщил Дзержинскому, что команда готова представить на обозрение и людской суд забальзамированное тело вождя.

Правительственная делегация, посетившая мавзолей, осталась в удовлетворительном шоке. Крупская же вышла из здания вся в слезах. Она до последнего надеялась, что тело ее мужа все же будет преданно земле.

Ученые были щедро вознаграждены. Теперь перед ними были открыты двери ведущих научных институтов. Однако Воробьев поспешил вернуться в Харьков.

Что касается Збарского, то он до конца своих дней «служил» Ленину. В его обязанности входили наблюдение, контроль состояния и «реставрация» экспоната. Иначе то, что на протяжении нескольких десятилетий, хранится в самом центре Москвы, и не назвать. Сегодня от тела самого Ленина не осталась и 20%. Все остальное — реставрационные материалы.

Загрузка...

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Информация может являться недостоверной и носить сугубо развлекательный характер. И все же мы стараемся публиковать реальные факты. Копирование материалов не допустимо без обратной ссылки на сайт.