Махидевран делала все, чтобы Мустафа поднял бунт против отца


Очередная теория исследователей периода правления Сулеймана Великолепного гласит, что Махидевран никогда не была единственной женщиной султана. Все ее попытки избавиться от Хюррем — всего лишь желание сохранить лидерство.

Оставаться матерью главного наследника — вот какую задачу преследовала впавшая в немилость фаворитка.

Любила ли она вообще когда-нибудь Сулеймана? Этот вопрос остаётся открытым.

Она любила себя и своё высокое положение — это точно.
Расставаться с титулом матери первого наследника совсем не хотелось.

И пусть Хюррем умнее, проворнее и обладает большими возможностями, но первой все равно остаётся та мать, чей наследник сидит ближе к престолу.

А по тому, когда пришло время отправляться в Манису вслед за сыном, Махидевран решила строить собственную империю.

И, надо отметить, у неё это неплохо получилось. Женщина позаботилась о том, чтобы жители города и прилегающих окрестностей в итоге оказались сторонниками ее сына.

Она тратила баснословные суммы на благотворительность, подарками подкупала пашей и визирей.

И, вероятно, будь она сдержанней в своих чувствах, Мустафа действительно стал бы следующим султаном.

Но Махидевран раз за разом допускала одну и ту же ошибку — настраивала сына против собственного отца.

Все чаще до Сулеймана стали доходить слухи, какие разговоры ведутся во дворце Манисы — дескать, он уже стар, засиделся на престоле, пора бы уступить дорогу молодым, а политика его и вовсе уже не актуальна.

Было очевидно, что зреет заговор. А потому Сулейман, не желавший повторять судьбы своего отца, убиравшего сыновей из страха быть свергнутым, для начала стал отсылать Мустафу все дальше от столицы.

Случись что с султаном, сын Махидевран не успел бы первым прибыть в Топкапы (дворец по сей день в прекрасном состоянии, и является одной из достопримечательностей Турции), а значит правление занял один из сыновей Хюррем.

Но Махидевран уже слишком вошла в роль властительницы судеб. Она верила, что ее сын, пользующийся поддержкой янычар, сможет свергнуть султана.

И вот, будучи 38-летним мужчиной, имея несколько жён и кучу детей, имея власть и уважение народа, Мустафа, подталкиваемый матерью, решается на отчаянный шаг и пытается заручиться поддержкой Персидского шаха.

Об этом становится известно Сулейману. Ну а далее, все по сценарию Великолепного Века.

Вот только ни Хюррем, ни ее дочь, никто из приближенных Хасеки не был виноват в глупости Мустафы.

Собственная мать вырыла ему могилу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

41001987895795