Почему Эрдоган больше не защищает уйгуров — экономическая яма

Эрдоган и уйгуры 1

По мере того как Анкара становится все более экономически зависимой от Пекина, турецкое правительство больше не предлагает убежище и не защищает права уйгуров.

Прошло восемь лет с тех пор, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетил Синьцзян, якобы автономную территорию, населенную уйгурскими мусульманами, живущими под контролем Китая.  А в 2009 году Эрдоган назвал китайские репрессии против уйгуров «геноцидом», вызвав гнев Пекина и укрепив свою репутацию дерзкого мусульманского лидера, готового говорить правду тоталитарной власти.

Восемь лет кажутся целой жизнью, учитывая, насколько Коммунистическая партия Китая посягала на права уйгуров практически во всех сферах жизни.  К настоящему времени большая часть мира слышала о миллионах уйгуров, заключенных в концентрационные лагеря в Синьцзяне (хотя никто, кажется, мало что делает с этим).

бизнес в Турции 3

Версия Китая

Пекин говорит, что интернированных очищают от экстремизма и учат быть хорошими гражданами.  И что они могут уйти, когда захотят.  Как человек, чей отец был интернирован, подвергнут пыткам и освобожден из китайского концентрационного лагеря два года спустя со сломанной ногой, @KuzzatAltay заверяет, что эти лагеря — не что иное, как тюрьмы, в которых допускаются этнические чистки и культурный геноцид.

Прошло восемь лет с тех пор, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетил Синьцзян, якобы автономную территорию, населенную уйгурскими мусульманами, живущими под контролем Китая.  А в 2009 году Эрдоган назвал китайские репрессии против уйгуров «геноцидом», вызвав гнев Пекина и укрепив свою репутацию дерзкого мусульманского лидера, готового говорить правду тоталитарной власти.

Однако репрессии уйгуров начались не с лагерей.  Даже когда Эрдоган был в Синьцзяне, многие уйгуры пытались уйти.  Они восприняли визит Эрдогана как жест солидарности.  Уйгуры — этнически тюркский народ, и наш язык тесно связан с турецким.  Так что переезд в Турцию имел смысл, особенно с учетом того, как страна предложила уйгурам убежище еще в 1952 году.

Эрдоган и уйгуры 2

Турция дала ложную надежду

К сожалению, то, что в 2012 году казалось хорошей идеей, оказалось ложной надеждой.  Авторитарные попытки Эрдогана удержать власть в Турции путем затыкания рта свободной прессе и заключения под стражу диссидентов сделали его непростым союзником либеральных демократий.  Это еще одна причина для него обратиться к президенту России Владимиру Путину и президенту Китая Си Цзиньпину, когда он борется с неустойчивой экономикой.  К сожалению, это часто приводит к изменению политики Анкары в отношении 35 000 уйгуров Турции, от предоставления убежища к прямым репрессиям.

Большинству уйгуров стало намного труднее получить вид на жительство или гражданство после 2014 года. Они не могут зарабатывать на жизнь, но рискуют быть интернированными, если вернутся в Синьцзян.  Китай также отказался продлить им паспорта.  Постепенно турецкое правительство, которое должно было предложить им свободу, теперь приходят с проверками в дома уйгуров, арестовывают сотни людей и координирует депортации с Пекином.

Возьмем, к примеру, Зиннетгуль Турсун, уйгурского беженца, семье которого посчастливилось получить статус проживания в Турции.  Два года назад ее семью (в том числе двух малышей) внезапно задержали.  Турсун таинственным образом была признана нелегальной мигранткой из Таджикистана и отправлена ​​обратно в Китай вместе с детьми.  Такое обращение стало обычным явлением для уйгуров в Турции, которые теперь живут в страхе перед дальнейшими преследованиями.

бизнес в Турции 1

Политика Турции

Это происходит по мере того, как Турция отходит от своих союзников по НАТО в сторону России и Китая. Китай только что ратифицировал соглашение об экстрадиции с Турцией в рамках так называемого антитеррористического партнерства.  В этом новом статус-кво у Эрдогана много союзников.

Возьмем, к примеру, Догу Перинчека, главы левой националистической Патриотической партии Турции, который оказал серьезное влияние на турецко-китайские отношения после присоединения к Эрдогану.  Маоистский идеолог и стойкий сторонник Пекина, Перинчек даже сравнил уйгуров в своей статье с курдской боевой группировкой, Рабочей партией Курдистана (РПК).

В последние два года или около того Перинчек стал главным сторонником укрепления союза с Китаем, зашедший настолько далеко, что назвал критику США политики Китая в Синьцзяне «империалистической».  Он также регулярно хвалит отношение Пекина к уйгурам.  Эта риторика оказывает влияние на Эрдогана, который считает Перинчека ценным союзником в деле поддержки нынешних отношений Анкары с Китаем.

Но есть и другие причины более дружелюбного отношения Эрдогана к Китаю.  Турецкая лира уже была в беде до того, как пандемия ослабила туристическую отрасль страны.  Анкаре нужна помощь Китая.  Зять Эрдогана Берат Албайрак в 2018 году добился от Китая ссуды Турции на 3,6 миллиарда долларов. В 2019 году Народный банк Китая предоставил Анкаре 1 миллиард долларов наличными для стабилизации ее нестабильной экономики, а Китай также стал крупнейшим импортером Турции в прошлом году.  

Эрдоган не хочет ставить под угрозу этот денежный поток риторикой об уйгурах, которая разозлит его китайских покровителей. Впрочем, с решением вопросов геноцида у Турции не в первые возникают проблемы.

Эрдоган и уйгуры 3

Поводок на шее

Эрдоган — хитрый политик, который использует любую возможность, чтобы укрепить свою мировую репутацию бесстрашного защитника угнетенных мусульман.  Он никогда не упускает случая выразить поэзию о том, как Израиль, Франция или даже Европейский Союз вносят свой вклад в трагедии уммы, мусульманского сообщества.

Поэтому Эрдогану должно быть трудно удержаться от ссылки на угнетение уйгуров Китаем, чтобы сохранять видимость величайшего защитника мусульман в мире.  Но он не может, поскольку Пекин затягивает поводок на его шее.

Правительство США справедливо назвало то, что Китай делает с уйгурами, преступлением против человечности.  За них высказались и другие страны от Германии до Канады.  С другой стороны, мусульманские лидеры заметно молчат.  Премьер-министр Пакистана Имран Хан слишком занят сохранением своей страны в качестве любимого государства-клиента Китая.  

Тем временем наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бен Салман защищал концентрационные лагеря Китая.  И Иран, который всегда был противником «западного империализма», также хранил молчание, учитывая свои глубокие связи с Китаем.

Освоение Турцией этих уроков превратило ее из страны, которой восхищались все уйгуры, в место, куда тысячи уйгуров хотят бежать.

Тем, кто застрял в Турции, нужно предоставить убежище в других странах, но все это лишь слова.  Какие страны на самом деле активизируются?  Вероятно, что для многих переселение —  единственный шанс избежать ареста.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.