Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

История Османского гарема — жизнь наложниц и евнухов

Ничто так не завораживало европейцев в Османской империи, как гарем. Так как иностранцам не разрешалось входить в него, у них возникали свои представления о том, какая распущенность происходит за дверями стамбульского дворца Топкапы.

Но даже при том, что султан мог иметь четырех жен и неограниченное количество наложниц, гарем не был страной чувственных фантазий. Это была скорее императорская кадетская академия, где иностранных девушек превращали в жен аристократов и даже будущих султанов.

Гарем представлял собой по большей степени частные апартаменты, расположенные на территории дворца Топкапы.

Он состоял из более чем 400 комнат. Там девочки брали уроки богословия, математики, вышивки, музыки и литературы.

Однако самым важным уроком, который они получили, была политика.

Сотрудники гарема обладали огромной властью в качестве государственных администраторов. Как правило, это были евнухи, которые контролировали женские покои, но также имели влияние на дворец.

Когда ученицы только попадали во дворец, их ставили на самую нижнюю ступеньку злобно конкурентной иерархии, в которой каждый зарабатывал повышение, привлекая внимание султана.

Они начинали как наложницы и не имели права покидать дворец без разрешения королевы-матери (валиде султан), матери правящего султана, которая и сама когда-то была наложницей.

Если девушке удавалось разделить ложе с султаном, она становилась gözde (фавориткой). Если она продолжала добиваться его благосклонности, то становилась Икбал (счастливицей).

Женщина, с которой султан хотел заключить постоянный союз, становилась одной из его четырех жен (Кадын).

Если же ее сын становился следующим правителем, она в свою очередь становилась следующей королевой-матерью.

Гарем был переселен в Топкапы по просьбе Хюррем

«Гарем был центром образования для наложниц», — сказал недавно Daily News директор Дворца Топкапы Илбер Ортайли, профессор истории, вот уже несколько лет своей жизни посвятивший тому, чтобы распространить правильную информацию о жизни в гареме.

«Эти немусульманские женщины, привезенные во дворец в качестве рабынь, были обучены вступать в брак с османскими государственными деятелями и бюрократами, которые также получали образование в другом центре в пределах дворцовых помещений, называемой школой Эндерун.

Но гарем был также и домом султана, где он жил со своей матерью, женами и детьми. Жизнь в гареме была не такой захватывающей, как это показано в вымышленных произведениях”, — сказал Ортайлы.

До Сулеймана Великолепного гарем располагался не во дворце, а находился в историческом районе Беязыт. В общем то, подобное положение вещей устраивало османских правителей на протяжении нескольких поколений.

Однако, с появлением Хюррем многовековые устои, как известно, притерпели изменения. Так как супруге падишаха уж очень не нравилось дожидаться посещения султана, она решила, что им стоит жить, как говорится, под одной крышей.

А для пущей убедительности, как говорят историки, Хюррем устроила в гареме пожар. Ну а дальше — дело техники. Фаворитка стала давить на самое больное — благополучие наследников…

И Сулейман сдался. Гарем был переселен в Топкапы.

Разумеется, к тому времени в нем числилось ровно то количество рабынь, которое было необходимо для обслуживания султанских покоев. Все остальные девушки проходили короткий курс обучения и спешно выдавались замуж.

Соперниц Хюррем не терпела.

Что же касается гарема, то он продолжал располагаться в Топкапы ещё несколько поколений. Однако в последующем династия переселилась в более крупные дворцы Йылдыз и Долмабахче.

Оставаться в Топкапы было политически невыгодно. Ведь даже когда династия стала терять свои позиции, султаны продолжали «держать марку». А это становилось все сложнее, в особенности в условиях уже не нового, да и достаточно скромного дворца.

История и подробности жизни в гареме

Гарем занимает центральное место в западных популярных представлениях о женщинах в ближневосточных обществах. В этом контексте он часто ошибочно воспринимается как прославленный бордель, где мусульманский правитель или вельможа держит множество женщин, чтобы утолить свои желания.

Хотя некоторые современные мелкие князья в Персидском заливе и Тихоокеанском регионе действительно поддерживают такие учреждения, гарем исторически был гораздо более сложным институтом, направленным на воспроизводство и сохранение семьи. Классический пример гендерного пространства, он простирался, под различными названиями, до Европы и Азии.

Слово гарем происходит от арабского harim , ссылаясь на место, которое является запретным, священным и/или табу.

Соответственно, жилой гарем — это внутреннее пространство, недоступное для лиц, не принадлежащих к домашнему хозяйству. Как в частных резиденциях, так и в королевских дворцах его занимают женщины и маленькие дети.

Однако дворец мусульманской королевской семьи в эпоху Средневековья и раннего Нового времени содержал как женский гарем, так и мужское внутреннее святилище, доступное только членам семьи и личным помощникам. За такими пространственными постройками, которые были общими для царских дворцов по всей Азии в Византийской империи кроме того, в некоторых частях Африки бытует мнение, что правитель демонстрирует свою власть посредством изоляции и недоступности, а не публичной видимости. Большинство западноевропейских судов также содержат отдельные женские кварталы, хотя степень изоляции, как правило, не столь выражена.

Среди обитательниц женского гарема были мать правителя, незамужние дочери и сестры, а также жены. Исламское право разрешает мужчине иметь до четырех жен при условии, что он может обращаться со всеми ними одинаково, хотя мнения расходятся относительно того, что считать равным обращением.

К этим женам добавлялись многочисленные наложницы, обычно рабыни, привезенные из немусульманских земель и обращенные в ислам. Большой штат целомудренных женщин-служанок, многие из которых были рабынями жен и матерей правителя, выполняли самую разнообразную работу-от бухгалтерии до стирки одежды.

Функции гарема

Вопреки распространенным стереотипам, донововременный гарем не был логовом беззакония, а напоминал отдельное женское хозяйство, управляемое супругом правителя или домохозяина. В царском дворце гарем регулировал династическое размножение, снабжая правителя женщинами репродуктивного возраста и одновременно обеспечивая пространство для воспитания потомства. Здесь господствовала иерархия: первая жена правителя, любимая наложница или мать играли главную роль в выборе других женщин для гарема и определении доступа правителя к сексуальным партнерам.

Правитель не мог входить в гарем, когда ему заблагорассудится, но обычно требовал разрешения от главы женского дома. Дети, как мужчины, так и женщины, воспитывались и получали образование в гареме до достижения ими подросткового возраста; принцы затем часто отправлялись управлять провинциями, а принцессы готовились к браку, часто с высокопоставленными чиновниками или иностранными правителями.

Гарем в частном доме или в резиденции подчиненного правительственного чиновника копировал гарем правителя в меньшем масштабе, хотя и не был главной ареной для репродуктивной политики.

Однако он может служить политическим и экономическим убежищем. Если глава семейства-мужчина сталкивался с политическим соперником, он мог спрятаться в гареме или оставить там часть своего богатства. В то время как враг мог бы разграбить общественные зоны дома, он обычно воздерживался от нарушения гарема. Что касается имущества жены, то по исламским законам оно оставалось ее собственностью на протяжении всей жизни.

История гаремов

Традиция уединенного квартала для женщин королевской крови восходит к античности на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье. Эта концепция была хорошо обоснована в Византийской и Сасанидской (иранской) империях, которые правили регионом во время появления ислама в начале VII века н. э.

В Иране, по сути, такие кварталы восходят к империи Ахеменидов (около 550-330 до н. э.). Элитные женщины Византийской империи жили в замкнутых кварталах, обслуживались евнухами и, по-видимому, скрывали свои лица во время своих редких публичных выступлений.

О сасанидских гаремах известно гораздо меньше, если не считать того, что византийские и сасанидские хроники одинаково упоминают о тысячах жен, наложниц и женщин-затейниц, живущих в специально отведенных помещениях сасанидских царских дворцов.

Первые мусульмане, вероятно, переняли институт гарема от этих прототипов после того, как они начали завоевывать территории этих двух империй в течение 630-х гг. гарем оставался в значительной степени институтом элиты; для низших и даже средних классов он был экономически неосуществим.

Первыми исламскими правителями, которые, как известно, основали царский гарем, были Аббасиды ( 750-1258 гг.), правившие Ближним Востоком и Северной Африкой из Багдада. Все последующие исламские государства до двадцатого века следовали их примеру. Однако с распадом Османской империи и иранской династии Каджар в начале ХХ века королевский гарем стал исторической памятью, хотя многочисленные консервативные мусульманские королевские и элитные семьи продолжают поддерживать отдельные женские кварталы.

Наиболее близким современным аналогом ближневосточного царского гарема были хугун, или внутренние покои, китайской династии Цин. Это были отдельные дворцы для императорских наложниц, а также их женского персонала и евнухов, расположенные позади дворцов, служивших личными покоями императора. Этот институт, однако, пришел к концу с империей Цин в 1911 году.

Свидетельства о структуре и функциях царского гарема наиболее многочисленны для Османской империи . Гарем султана был установлен в стамбульском дворце Топкапы во время правления Сулеймана I (1520-1566). К концу шестнадцатого века он занимал огромный комплекс в западной части дворца; хотя цифры неточны, его население в то время составляло около 400 человек, охраняемых почти таким же числом в основном африканских евнухов. После смерти Сулеймана I султаны больше не были женаты, но полностью полагались на наложниц, чтобы поддерживать династию.

В начале XVII века османы отказались от практики посылать князей управлять провинциями, а также от обычая, по которому новый султан убивал всех своих братьев. Османские принцы теперь жили в специальных покоях, известных как клетка в задней части гаремного комплекса, пока они не вступали на трон или не умирали. В этой среде их матери и гаремные евнухи оказывали главное влияние на их образование и отношение к жизни.

Евнухи

Использование евнухов, кастрированных рабов мужского пола, в качестве стражей гарема, по-видимому, так же стара и широко распространена, как и сам институт гарема. И снова ранние мусульмане переняли бы эту практику у византийцев и Сасанидов. Обоснование этого обычая выходило далеко за рамки предполагаемого воздействия кастрации на мужское половое влечение. Евнух не мог найти семью, которая конкурировала бы с правителем за его лояльность, и не мог завещать свое богатство; когда он умер, государство конфисковало его.

Поскольку все евнухи в исламских обществах были импортированными рабами,они также не были связаны с окружающей общиной. Теоретически эти качества делали евнуха неизменно преданным и заслуживающим доверия.

В то время как византийский и китайский суды нанимали евнухов-хранителей гарема, которые были этнически похожи на жителей гарема, Аббасиды, по-видимому, создали прецедент в использовании восточноафриканских евнухов; между тем, евнухи из Центральной Азии и Восточной Европы он был занят во внутреннем святилище императора.

Эта модель была принята в той или иной степени большинством исламских империй, вплоть до Османской империи включительно. В основе этого разделения труда лежит целый ряд сложных этнорегиональных проблем; это не было простым вопросом расовых предрассудков. Обычаи королевства Эфиопии, возможно, также сыграли свою роль, которая до сих пор игнорировалась.

Гаремные интриги

Неизбежно королевский гарем стал ареной политического соперничества, породив женоненавистнический стереотип о гаремной интриге. Особенно ожесточенной была конкуренция между женами или наложницами, которые рожали сыновей. В попытке обеспечить восшествие своего сына на престол жена или наложница иногда предпринимала меры против своих соперников, вплоть до их убийства.

Мать дочери также стремилась к престижному браку для своего ребенка и могла попытаться облегчить профессиональное продвижение своего зятя, как это было, когда жена Сулеймана I вступила в заговор с дочерью и зятем, чтобы казнить великого визиря, чтобы зять мог стать его преемником. Главный гаремный евнух служил каналом передачи информации в гарем и из него; таким образом, супруга или мать правителя могла заключать с ним союз, чтобы влиять на императорские назначения и политику.

Историография

Хотя достоверные сведения о более ранних гаремах встречаются редко, османский гарем описан в отчетах многочисленных европейских дипломатов, лишь немногие из которых когда-либо получали доступ к нему. Многие из них проникнуты женоненавистническими предрассудками, как и изображения художников-востоковедов, таких как Эжен Делакруа (1798-1868). Однако несколько счетов посетительниц женского пола, в частности Леди Мэри Уортли Монтегю (1689-1762), обеспечивают более сбалансированную перспективу.

Османские государственные мужи писали об имперских женщинах с некоторой долей уважения, но их мнения о гаремных евнухах варьировались от восхищения до презрения, часто в зависимости от политических фракций, к которым они принадлежали. Османские религиозные функционеры придерживались более женоненавистнического взгляда на влияние женщин гарема.

Среди современных вторичных источников — «гарем» Н. м. Пензера (1936) перекликается с некоторыми женоненавистническими взглядами европейских дипломатов, изображающих османский гарем как непоправимо декадентский. Турецкие историки начали бороться с османским гаремом в 1950-х годах; хотя их исследования основаны на институциональной истории, их исследования обычно рассматривают влияние гаремных женщин как препятствие для современности и прогресса.

Исследования мусульманских женщин, которые появились из женского движения исследований, начиная с 1970-х годов, дают более симпатичную и тонкую картину гарема, в то время как достопримечательность Лесли Пирс-имперский гарем (1993) — это первая работа, полностью посвященная контекстуализации гарема как части Османской политической системы. Достойные доверия недавние исследования также анализируют внутренние кварталы императорского Китая и дворцовых евнухов в Византийской и Могольской империях.

Знатные турчанки сами мечтали о том, чтобы в их доме был гарем

У большинства слово «гарем» ассоциируется с чем-то порочным и вульгарным. В голове возникают кричащие образы красоток, возлегающих на шелковых подушках, танцующих у фонтана, смеющихся.

Однако ж зрители Великолепного Века и других исторических турецких сериалов в курсе, что с гаремом не все так просто, как рисуют художники — романисты. Но даже зрителям не открыта вся правда.

Но тут следует заметить разницу между простой рабыней и работающей по найму служанкой, получающей за свой труд оплату. К последним хозяин дома без заключения брака не имел никакого отношения. С одной стороны такая работница была менее опасна для семейного счастья, однако не так выгодна с финансовой точки зрения, как рабыня.

Как, например, то, что многие турчанки сами желали того, чтобы их супруги обзаводились гаремами. И на то у них были несколько причин.

В первую очередь дело было в том, что турецкие женщины времён Османского султаната, в особенности, принадлежавшие знатным семьям, считали зазорным уделять мужьям слишком много внимания.

Их основной задачей было рождение детей, а убираться, готовить, ублажать супруга — слишком уж хлопотно. Так что, те, у кого была возможность, сами приобретали в дом рабынь.

Разумеется, хозяйка дома следила за тем, чтобы работающая по хозяйству женщина не забеременела. Для этого применялись различные уловки того времени.

Однако, все же случаи рождения детей от служанок не были так уж редки.

Ну а наличием нескольких законных жён вообще было не удивить. Единственные женщины, кто мог не переживать о том, что муж возьмёт вторую, третью или четвертую жену — были султанши.

Для остальных же турчанок моногамия была вполне нормальной и даже выгодной.

Почему наложницы шахзаде не имели права беременеть

Как известно, гарем на самом деле являлся неким скрытым от посторонних глаз местом, где проживала вся женская половина семьи султана. Поступающие же сюда рабыни далеко не всегда предназначались для покоев султана.

Большинство из них служили семье, занимались уборкой, готовили, работали в прачечной и так далее. И лишь некоторым выпадала честь попробовать себя в роли наложниц.

Выбирали не только красивых, но и здоровых, крепких девушек, способных подарить потомство. При этом однажды родив сына, женщина больше не попадала на хельвет к султану. Ее основной задачей отныне было воспитание сына.

При этом гаремы молодых шахзаде функционировали совершенно иначе.

Пока юноша жил под одной крышей со своим отцом — действующим султаном, его гарем составляли преимущественно бесплодные девушки.

Наложница наследника не имела права забеременеть. В противном случае ей грозило суровое наказание — ссылка в Старый дворец было самым малым, что могли сделать с «нерадивой».

Как уверяют историки, были случаи, когда и самого шахзаде, и забеременевшую от него рабыню удавалось отправить в какой-нибудь санджак, дабы сохранить ребёнка.

Но чаще всего, к сожалению, забеременевшую рабыню отправляли на чистку. И если после этой варварской процедуры девушке удавалось выжить, решался о вопрос отеле дальнейшей судьбе.

Но что меня действительно коробит во всей этой истории, так это абсолютная безнаказанность самих наследников. Максимум, что им грозило, это выговор от отца.

Когда и почему рабыням в гареме запретили смеяться или плакать

О традициях и быте рабынь в гареме мы знаем, преимущественно, по турецким сериалам, в частности — Великолепному Веку. Однако этот проект был коммерческим и не имел цели показать зрителю реальную историю.

В действительности жизнь рабынь была иной. И отличия начинаются уже с того, что в гареме девушкам запрещалось смеяться.

Да, это кажется странным. Но рабыни действительно должны были вести себя максимально скромно и тихо. Громкие разговоры не приветствовались, как и громкий смех, ну или же рыдания.

Эта традиция появилась ещё во времена основателей Османского государства. Контролировать десятки, а то и сотни женщин, собранных под одной крышей, было непростой задачей. Так что придумали ряд строжайших законов.

В гареме рабыни получали образование, обеспечивались всем необходимым, работали и даже получали оклад.

Но дабы избежать ссор, конфликтов, незапланированных бунтов, девушек держали, что называется, в ежовых рукавицах.

Тех же, кто решал ослушаться евнухов или калифу, ждало суровое наказание.

Что касается веселья, то позволить себе громкий смех, пение или танцы рабыни могли лишь по праздникам. В остальное время говорили практически шёпотом — и это исторический факт.

Кстати, во времена Хюррем, как известно в гареме вообще практически не оставалось красивых девушек. Да и сам гарем больше напоминал институт благородных девиц — поступавшие сюда рабыни, получив все необходимые навыки, отправлялись замуж.

И хотя при ее «правлении», девушкам чуть ослабили «поводок», так как и сама Хюррем была довольно весёлой и общительной женщиной, после ее похорон Сулейман вновь приказал всем замолчать.

Что делали с надоевшими султану рабынями

Век одалиски был недолог — к 19 годам рабыня считалось довольно зрелой и интерес к ней, как к чему-то нежному и прекрасному, у султана пропадал. Понимая своё шаткое положение, женщины в гареме стремились, что называется, по максимуму использовать данные им возможности, чтобы попасть на хельвет к падишаху.

Они подкупали евнухов, строили интриги, устраняли соперниц — и все же, большинство из них оставались не удел.Девушек, не снискавших интерес султана, либо же так и не родивших ему ребёнка, ждала не самая завидная участь (хотя, в общем-то, что их могло напугать в столь бесправном положении).

Рабынь, достигших 19 лет, отправляли в Старый дворец, где те ждали, пока кто-нибудь из знатных пашей не решит жениться.Взять в жены бывшую женщину султана для знатного человека считалось успехом. Не обращали внимания даже на то, что красавица уже не невинна. При этом девушки могли по собственному желанию остаться работать во дворце, многие добивались успехов и становились калфами.

Но что ждало рабынь в случае, когда султан покидал этот мир? Большинство из тех, что не имели детей, незамедлительно выдавались замуж практически за любого желающего. Тех, же кто имел наследников, отправляли в Старый Дворец. Что интересно, рабыня, имевшая от покойного султана дочь, по достижению той половозрелого возраста, могла вновь выйти замуж.

Но если у наложницы был сын, то подобного шанса ей не давали. Женщина могла годами ждать своей судьбы — либо стать Валиде, либо зачахнуть в четырёх стенах.

Загрузка...

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Информация может являться недостоверной и носить сугубо развлекательный характер. И все же мы стараемся публиковать реальные факты. Копирование материалов не допустимо без обратной ссылки на сайт.